Skip to content
Главная | Уголовный юрист | Подпись в завещание за человека сломавшего руку

13.03.2018

ДЖОРДЖИ 4 страница. Следовательно, мистер Уоррен всегда будет зависеть от аппарата искусственной


Иоанн Грозный и опричнина Давно хотел написать об опричнине. А никак не получалось. И не мог понять, почему. Дело в том, что опричинина, сама по себе. Ежели же рассказывать, то получится уже повествование не о "кровавом тиране", а о хорошем и мудром человеке, стойно Ричарду III, Годунову, Макбету или Нерону, облоганном посмертно по политическому заказу.

А это всяко интереснее. Только, как бычно, прошу учесть: Не думаю, что есть смысл брать старт с самого начала. Ну да, трудное детство, без отца, маму отравили, самого обижали всяко, комплексы копились, мятеж в Москве нервы сорвал, но все это, как известно, не помешало Ване парнем хотя и импульсивно-жестким, крови не боявшимся а кто ее тогда боялся? Аж до начала Ливонской войны. Вот и давайте разберемся. Прежде всего, совершенно ясно: В том, что приостанавливать экспансию нельзя, все были вполне согласны. Россия была на подъеме, готова и к усилиям, и к рывку, имела войска, деньги, припасы, короче говоря, все, что нужно для реализации самых обширных планов.

Вопрос заключался в том, какое направление избрать. Вариантов было ровно два: Крым тревожил набегами богатые южные вотчины, и это злило боярство, считавшее, что хана пора прижать к ногтю, благо, после Казани, Астрахани и Ногаев дело казалось не слишком сложным. Более того, покончить с Крымом означало присоединить к России богатейшие земли Дикого поля, - то есть, опять-таки округлить вотчины бояр, а кроме того, и государственные земли, сняв необходимость частичных конфискаций земли у вотчинников о чем Иван поднимал вопрос еще раньше, на Стоглавом соборе.

Короче говоря, очень богатая идея и очень вкусный приз. Однако и куда более мощный, нежели Казань с Астраханью, многолюдный, хорошо организованный, и тем более опасный, что за его спиной маячила Порта, - на тот момент самая сильная и очень агрессивная держава мира. С другой стороны, досаждала и Ливония. Орден, имея в активе договор с Польшей, вел себя предельно нагло, задолжал дань аж за полвека в м по договору обязался платить, но не выплатил ни копейки , а главное, мешал реализовывать государственные проекты например, в м под страхом смерти развернули назад более сотни специалистов разных профилей, нанятых Иваном в Германии.

страстно подпись в завещание за человека сломавшего руку направился

А самое главное, в это время всем уже было понятно, что Орден поражен системным кризисом и находится на грани распада. С точки зрения геополитики, ясен пень, важнее был Запад. Крым грабил, кусал, но не более того, и Турция, занятая войной с персами и Империей, особо не докучала, а вот Ливонии вот-вот могла начаться Большая Игра, и царь, судя по его действиям, это прекрасно понимал. А главное, затянись война на западе всерьез и возникни у государства нужда в деньгах, - что было более чем вероятно, - единственным источником дохода могла стать только частичная конфискация боярских земель, - и хотя об этом не говорилось вслух, это понимали все.

И поначалу все было как нельзя лучше. Польша сразу вмешаться не могла, требовались длительные согласования, Литва интересов в Ливонии не имела, так что сразу пошли победы. В январе года русские войска прошли вдоль-поперек почти всю Ливонию, до Риги и Ревеля, взяли много важных городов, в том числе важнейший порт Нарва и Юрьев, несправедливо именовавшийся Дерптом, и вышли к границе Восточной Пруссии.

Удивительно, но факт! Россия на стороне коалиции из Австрии, Франции, Швеции и Саксонии вступила в войну с Пруссией, поддерживаемой Англией. Славяне целыми родами убегали с насиженных мест, скрываясь в степях, лесах, убегая в другие славянские земли.

В самом деле, по всем приметам, Россия брала Прибалтику всерьез и надолго. При полном, между прочим, одобрении туземцев, с появлением русских войск взявшихся за топоры против хозяев, а пришельцам оказывавших всяческую помощь. Разумная политика Ивана лишь укрепляла готовность горожан идти на компромиссы. Скажем, Нарве, ненавидевшей Ревель, как исконного конкурента, не позволявшего ей вступить в Ганзу, царь, - в пику ревельцами, - предоставил совершенно невиданные льготы.

Город освободили от постоя, жителям предоставили полную свободу вероисповедания, нарвские купцы на дикую зависть ревельским получили право беспошлинной торговли по всему царству Ивана плюс право посылать караваны в Германию. А еще нарвским деревушкам москвичи даром предоставили скот и зерно для посева, - в счет компенсации за разграбленное при вторжении.

После чего задумались и в Риге, и в Ревеле. Вот-то тут, на пике успеха, начинается необъяснимое. Весной года, после череды сплошных успехов, русской армии оставалось только добить главные силы Ордена, засевшие в Вендене столица и Мариенбурге резиденция магистра и с ходу оформлять победу, подписывая с фактически раздавленным Орденом мир на своих любых!

Удивительно, но факт! Литва в, мягко говоря, сложной ситуации.

Это предел абсурда, но так оно и было. Более того, Адашев даже вступает в переговоры с рижанами и ревельцами о настоящем мире в обмен на всего-навсего мелкие уступки в торговле. И что самое дикое, Иван не только санкционировал задним числом это нелепое решение, но и дал добро на поход в Крым.

Вот здесь уже никакой логики нет. Вернее, есть, но уже совершенно по г-ну Милюкову: Но дураком Адашев не был, - во всяком случае, перемирие с Орденом он оправдывал очень красиво, ссылаясь и на усталость войск, и на распутицу, и на проблемы у южных границ, - а подозревать измену у нас пока что нет никаких оснований. Просто, судя по всему, на царя очень сильно давили. Впрочем, как бы то ни было, Крым оказался крепким орешком. Он и позже не давался легко, а уж в XVI столетии и подавно.

Безводье, татарские налеты, совершенно неприступные укрепления Перекопа, и в итоге хотя и как бы успех, но именно что "как бы". По результатут стало очевидно: То есть, стратегический провал. Правда, позволивший царю укрепить свое влияние, ибо не судят только победителей. Впрочем, никаких казней не случилось. Просто идиллия Избранной Рады сошла на нет, - и на исходе года оба Адашевых убыли на фронт, искупать кровью. Причем в обиде мог считать себя только Алексей, для которого чин воеводы был огромным понижением.

Одновременно покинул Москву и поп Сильвестр, причем совершенно добровольно: Отныне, - спасибо Адашеву, - России предстояло иметь дело не с распадающимся прибалтийским замухрышкой, а с одной из самых сильных держав Европы.

Ну и прикиньте, какой выбор у Ивана. Можно, конечно, прекращать войну, оставив за собой Дерпт, Нарву и клочок Эстляндии, но это, по факту, проигрыш, не покрывающий даже расходов нарвская торговля все равно перекрыта. А можно и вновь атаковать, поскольку хотя договор Ливония с Польшей и подписан, пока новый супостат раскачается собрать войска, есть шанс выиграть.

И царь, как известно, принимает решение идти по второму варианту, - вновь с полным успехом. После чего эсты поднимают очередной мятеж в поддержку русских, рыцари толпами бегут за кордон, и, - ап! Этот момент — второй звездный час России в ходе кампании.

Хрен с ними, с датчанами на Эзеле, и с Ригой, куда вошли литовцы, тоже можно подождать, но Ревель лежит, как на блюдечке. Стены, правда, крепки, но защищать их шведам некем, они мобилизуют даже городскую шпану, назначив "Ганнибалом Эстонии" известного уголовника Иво Шенкенберга, - а уж заняв Ревель, можно говорить с поляками и Литвой совсем иначе. Да и с Европой в целом тоже. Тем паче, Европа готова. Слухи из Ливонии вызвали там настоящую панику. Европа созрела отдать Ивану все, что он реально контролирует. Дело за малым, взять под контроль побольше и предлагать мир с позиции силы.

А сил для этого вполне достаточно. Не все, - а главные силы, возглавляемые какая странность! Алексей и Данила, вопреки воле царя, приславшего подкрепления с прямым приказом брать Ревель, решают, что задача невыполнима и разворачиваются на важный, но в данной ситуации все-таки второстепенный Вейсенштейн Пайде , - который тоже, потеряв много воинов, взять так и не смогли.

В связи с чем, оправдания насчет невозможности взятия Ревеля перестают выглядеть убедительно. Типа, если и Вейсенштейн взять не смогли, так кому вы вообще нужны? Что за напасть приключилась? Никто не знает, и видимо уже не узнает никогда.

пока подпись в завещание за человека сломавшего руку деталях узнаете

Хотя бы потому, что вражеских войск под Ригой было совсем немного. Но, в любом случае, дорогие читатели, прикиньте, что бы сами вы сделали на месте царя. Иван же и на сей раз до неприличия мягок.

Удивительно, но факт! Имея на руках какие-то очень серьезные улики, он отказывается судить родственников, а все документы по делу передает в руки тех, кого трудно заподозрить в пристрастности:

И как оно было бы дальше, сказать нельзя, но с это самое время в Москве скоропостижно умирает Анастасия. Сказать, что для Ивана это удар, значит, не сказать ничего. Что там была любовь, не отрицает никто из историков, но молодая царица, помимо прочего, была еще и совершенно уникальным человеком. А поскольку смерть молодой, здоровой женщины была решительно никак не объяснима, сразу после похорон началось следствие. И выяснились любопытные вещи.

Следов отравления, правда, не нашли, зато стало известно, что царицу постоянно мучили какими-то интригами. Не сама по себе даже, но тем, что братья ее, Даниила и Никита, сформировали свой, отдельный клан, внося разброд в устоявшийся баланс сил в Думе. В общем, есть ощущение, что было там что-то такое, очень непонятное.

Присоединяйтесь к нам

Даже не совсем ощущение. Но факт есть факт: И в этой смерти, как и в смерти царицы, есть что-то странное. Выводы следствия нам, к сожалению, неизвестны. Но исключать напрочь, пожалуй, можно только самоубийство. Для православного — великий грех, пагуба души, а в те времена к этому относились серьезно. Потому что очень похоже, много было на Москве народу, не хотевшего, чтобы Алексей Федорович, будучи рано или поздно доставлен в столицу, заговорил. А между тем, война продолжается и войска продолжают наступать.

Хотя Польша уже ввязалась по полной программе, Иван, проявляя чудеса изворотливости, не сдает позиции и держит ситуацию под контролем. Вернуть все, столь дурацки потерянное, уже невозможно, но можно переиграть проигранную партию. Параллельно начаты переговоры и с Данией, которой Россия уступила Эзель, которым все равно никогда не владела. И после всего этого Иван разворачивается на Польшу с Литвой.

Читайте также:

  • Условия участия в программе молодая семья
  • Вид расходов телевизор
  • 6проверка балланса карты втбъ
  • Является ли брачный договор обязательным условием брака
  • Судебные приставы владимирской области официальный сайт
  • Продажа коммерческой недвижимости в краснодаре
  • Договор с работником по совместительству образец